Гендерное равенство: формальные и реальные проблемы

0
58

Поводом для этой статьи послужила заметка «Гендерный парадокс: достигнуто ли в России равноправие мужчин и женщин» Автор анализирует,  с цифрами и фактами, то есть вполне солидно,  ситуацию с гендерным равенством в России. Тема важная, и статья наводит на размышления. Но сначала процитируем ее основные мысли и факты.

С одной стороны, «…целое столетие женщины в России обладают избирательными правами, а равенство обоих полов гарантирует Конституция, защищает федеральное законодательство. С начала прошлого века женщины работают, а неработающая женщина – такая же редкость, как неработающий мужчина. В органах власти страны женщин по статистике и вовсе большинство… Но есть и другие показатели: в Индексе (рейтинге) гендерного неравенства (Gender Gap Index, разработан Всемирным экономическим форумом) Россия по итогам 2018 года занимает 75-е место. Многие наши соседи по постсоветскому пространству оказались впереди. Например, Украина – на 65-м, Казахстан – на 60-м, Молдавия – на 35-м, а Латвия – на 17-м. Хуже дела обстоят в Киргизии (86-е место), Азербайджане (97-е), Армении (98-е), Грузии (99-е), Таджикистане (123-е место). Всего в этом рейтинге представлено 149 стран. То есть Россия занимает срединное место. Но в чем все-таки проблема? Как именно проявляется гендерное неравенство в стране, где женщины добились равноправия первыми в мире? Удалось ли отстоять то, за что боролись десятилетиями, и есть ли еще что-то, за что стоит воевать? Ответы на эти вопросы «Профиль» искал вместе с экспертами–экономистами, политологами и социологами».

Далее  в статье выявляются причины и формы скрытого  и явного неравенства.

Явное неравенство связано с традиционным укладом жизни в некоторых частях страны, например, на Северном Кавказе, где «традиционное право и патриархальный уклад жизни, по данным экспертов, стали превалировать над светскими нормами. В результате это серьезно сказалось на правах женщин, уровне их образования, качестве медицинского обслуживания, защите от насилия».

Перейдем к скрытому неравенству. «Gender Gap Index (GGI)… рассчитывается по четырем параметрам. Первый – здоровье и продолжительность жизни. Тут россиянки уверенно удерживают пальму первенства. Средняя продолжительность жизни в стране у женщин – 77 лет, а у мужчин – 67 лет. Второй параметр – доступность образования. И здесь наши соотечественницы обошли сильный пол. По данным Росстата, среди имеющих высшее образование 56% женщин и 44% мужчин, неполное высшее – 50/50, а среднее образование – 51% женщин и 49% мужчин. Третий параметр GGI экономический – разрыв в занятости и в размере оплаты труда. Четвертая сфера – политика, представительство обоих полов в органах государственной власти. Именно здесь и зарыта собака гендерного неравенства в России… Отметим, что, по данным экспертов, именно политический и экономический параметры остаются проблемными зонами гендерных различий для всего мира..  И если в сфере образования и здравоохранения разрыв в общем индексе приблизился к идеальным 100% (он составил 95% и 96% соответственно), то в политике разрыв составляет 22%, а в экономике – 59%. Равноправия нет нигде, даже в странах – лидерах рейтинга: Исландии, Норвегии и Швеции».

Вот здесь мы переходим к формам и причинам скрытого неравенства.

Первая форма  — значительная разница в оплате труда женщин и мужчин. «Средняя зарплата женщины в различных отраслях экономики составляет 71,7% от среднего заработка мужчины… Это не значит, что на одной и той же должности мужчине платят одну зарплату, а женщине – другую. Дело в том, что женщины обычно привлекаются к одним видам занятости, а мужчины  к другим,  — объясняет профессор кафедры труда и социальной политики РАНХиГС, доктор экономических наук Александр Щербаков. Отсюда и различие в зарплатах. Часто это важно еще и потому, что женщины предпочитают уделять больше времени дому и семье».

Вторая форма скрытого неравенства, тоже экономическая,  проявляется в том, что руководители гораздо охотнее берут на работу мужчин, так как им не придется уходить в декрет, ухаживать за заболевшими детьми и пр.  «С этим надо бороться, в том числе и административными мерами», – считает Александр Щербаков. По его мнению, необходимо ввести законодательный запрет на отказ в предоставлении рабочего места по гендерному признаку».

Третья форма касается политики. С одной стороны, «на государственных должностях страны и ее субъектов работают 546,3 тыс. женщин и 212,4 тыс. мужчин. Женщин в два раза больше!… Но при этом, пишет доцент социологического факультета МГУ В. Сушко, — проблема в том, что чем выше уровень, тем ниже женское представительство. В муниципалитетах, среди госслужащих, которые работают непосредственно с людьми, женщин много. Но чем выше мы будем подниматься, тем меньше их будет становиться. Преобладание мужчин – одна из главных характеристик политической элиты России, отмечает В. Сушко. Более масштабное участие в этой элите женщин, по ее мнению, очень важно, так как без них становится крайне слабым “развитие социального направления, которое охватывает большую часть населения – пенсионеров, детей, многодетные семьи, беременных”. С этим мнением не согласна Е. Шульман: “Все разговоры о том, что женщины уделяют больше внимания социальной тематике, что они добрые и заботливые, – это сексистский предрассудок, – подчеркивает она. – Женщины разные. Те, что идут в органы власти, тоже “часто бывают наделены специфическими качествами. Например, амбициозностью, а иначе они бы туда и не пошли “».

Вот, вкратце, основные  идеи статьи. Она завершается тем, что с этой проблемой надо бороться, в том числе законодательно.

Казалось бы, все верно, проблема есть, и меры принимать надо. Но, думаем, не только у нас, а и у многих читателей остается чувство неудовлетворенности от прочтения статьи. И оно связано с тем, что такой анализ – на уровне формальных показателей и поверхностных причин – мало что дает.

Возьмем для примера  вопрос с тем, что работодатели предпочитают брать мужчин из-за связанности женщин с детьми. Разве принятие соответствующего закона здесь что-то изменит? Закон, как говорится в известной поговорке, — «как телеграфный столб: перепрыгнуть нельзя, а обойти можно».  И руководители будут всеми способами его обходить, так как причина глубже – в общей неблагоприятной социальной и экономической ситуации не только в нашей стране, но и, в разной степени, в других странах. Мы уже писали о том, что сама сегодняшняя социально-экономическая модель, — капиталистическая, с ориентацией не на благо граждан, а на прибыль, — глубоко ущербна, что подтверждают многие исследования. Пока она не будет изменена, удовлетворительно гендерную проблему не решить. Тут весьма кстати вспомнить о том, что в СССР с его социалистическим строем, в последние десятилетия (так называемый «застой»!)  у женщин  практически не было проблем ни с хорошо оплачиваемым декретом, ни с устройством на работу.

Далее, о политике. Тут совершенно права не В. Сушко, а Е. Шульман: формальное увеличение числа женщин в высших эшелонах власти мало что даст. Как известно, «политика грязное дело»,  и идут туда женщины, как правило, мало обладающие истинно женскими качествами. Потому что таковы там правила игры. И здесь опять мы упираемся в социально-философскую проблему – каким должно быть государство? Как организовать выборы, чтобы туда реально могли попасть разумные и достойные люди? Пока модель разумного и социально ответственного государства не реализуется, вряд ли что-то существенно изменится.

И, наконец, здесь есть еще один момент, который в подобных исследованиях вообще не принимается во внимание.

Он касается того, как сегодня меняются сами женщины. Во всех приведенных соцопросах имеется в виду некая «абстрактная» женщина. Но ведь на самом деле мы видим здесь  разброс,  вплоть до полных противоположностей. На одном полюсе — радикальные феминистки, которые, по сути, отстаивают не равенство мужчин и женщин как людей, как личностей, – а плоскую уравниловку. То есть в их представлении женщины и мужчины не равны, а одинаковы, хотя между этими понятиями огромная разница. И неудивительна абсурдность многих проявлений и требований этих радикальных феминисток. На другом полюсе те женщины, которых вполне устраивает патриархат, подчиненное положение, как на упомянутом Серверном Кавказе и аналогичных территориях. А между этими полюсами – множество мнений: от классических (женщина прежде всего жена и мать) до «прогрессивных» (женщина должна делать карьеру, а семья не обязательна).

Но здесь мы уже выходим на другую тему, поэтому кратко выскажем наше мнение. На самом деле все мы знаем множество примеров того, как женщина, не утрачивая своей женской природы и сути (вопреки установкам радикальных феминисток) – вполне гармонично совмещала несколько ролей: и жены, и матери, и успешного профессионала.  Нет здесь никаких противоречий, и женщинам не нужно впадать в крайности.

Но, конечно, для такого гармоничного совмещения, во-первых, ее спутник-мужчина должен отказаться от ложных патриархальных установок и взять на себя новые роли и обязанности в семье. Это общеизвестно. Во-вторых, — снова повторим, — должно быть построено разумное и социально ответственное государство. Где женщина всегда сможет найти для себя место в жизни (и в личной, и в общественной), не заботясь о  том, улучшает ли ее выбор цифровые показатели формального «гендерного равенства»!

При выполнении этих двух условий проблема, поднятая журналом «Профиль», сама собой отпадет.

И.В. Фотиева, док.фил. наук

 

Источник: журнал «Профиль», https://news.rambler.ru/other/41816318-gendernyy-paradoks-dostignuto-li-v-rossii-ravnopravie-muzhchin-i-zhenschin/

Показать похожие записи
Еще от Редакция cайта
Еще в Новости

Смотрите также

Царство дураков

Автор заметки «Почему нормальным больше быть не модно?» задается таким вопросом после прос…