«Компенсировать это не получится». Чего до сих пор не умеют дети, которые пошли в школу в начале пандемии

0
51

Сейчас снова начались дебаты относительно реформ образования. К сожалению, далеко не все родители понимают, в чем проблемы сегодняшнего обучения, почему старые учителя так хвалят советскую систему. На наш взгляд, эта статья в очень доступной форме многое поясняет.

________________________

 

Людмила Чиркова

Дистанционное обучение и ковидные ограничения отразились на всех школьниках, но больше всего на тех, которые в момент начала карантина были первоклассниками. О последствиях этих сложных времён мы поговорили с учительницей Екатериной Соколовой, чьи ученики только что окончили третий класс.

Екатерина Соколова — педагог с 30-летним стажем, учитель начальных классов в московской школе № 2123 им. Мигеля Эрнандеса. Преподавание здесь предметное: у школьников с первого класса несколько учителей — по русскому и литературе, по математике, по иностранному языку и т. д. В своей параллели Екатерина преподаёт русский, литературу и окружающий мир.

За плечами у неё шесть выпусков детей из начальной школы. Все выпуски разные и чем-то отличаются от предыдущих, но школьники, которые будут заканчивать 4-й класс в следующем году, совершенно особенные. Это ученики, которые поступили в первый класс в 2019-м и чья учёба в начальной школе пришлась на пандемию. Екатерина Соколова размышляет, как на них сказалось дистанционное обучение.

 «Вынуждены вернуться к прописям»

Обычно в марте первоклассники заканчивают прописи и переходят к новому для них предмету — русскому языку. То же и с чтением: заканчивается букварный период, начинается литературное чтение.

В марте 2020-го мы с учениками шли по графику, но осваивать русский им пришлось уже на дистанте. А что такое русский язык в первом классе? Это правила оформления тетрадей: где и что писать, сколько линеек отступать, чтобы работа выглядела опрятно. Родители могут ругаться, что это оформление никому не нужно, но это в первую очередь ориентация в пространстве листа.

Всего этого показать ученикам я не могла. А ведь писать учатся и руку ставят только в первом классе. Одно дело — прописи, и совсем другое — тетрадь, пусть и в косую линеечку. И главное — регулярный тренинг. Не подход «мы всё потом нагоним за неделю», а тренировка каждый день хотя бы по 15 минут — только в этом случае вырабатывается автоматический навык свободного письма, без которого в школе не обойтись. Но обучение на карантине — это не история про регулярность.

Кого-то спасали ручки-стирайки. Когда нужно, чтобы тетрадь была правильно и красиво оформлена, у тебя нет права на ошибку, и стирайка, которая позволяла устранить ошибки, дарила детям ощущение успешности, давала уверенность в том, что они справляются. В результате, когда дети вышли в школу во втором классе, мы были вынуждены вернуться к прописям с мелкой прорисовкой и раз в неделю отводить значительную часть урока русского языка на отработку письма.

Вместо того чтобы двигаться вперёд, мы навёрстывали упущенное

Да, конечно, в учебном плане заложен полуторамесячный период для повторения программы первого класса, но для одних это и правда было повторение, а для других — освоение программы с нуля. Проблема в том, что мы в классе не можем держать большой разрыв между успешными и неуспешными и вынуждены сдерживать темп урока.

«Не научились учиться»

За год в первом классе у детей вырабатывается, наверное, самый главный навык для школы — умение не просто высиживать 40–45 минут урока, но и работать всё это время, переключая внимание с одной деятельности на другую. И контролирует этот процесс учитель: он видит, кто что делает, организует всех учеников.

Когда мы вышли на дистанционное обучение, этот контакт был утерян. Одни дети просто исчезли с экранов мониторов, потому что у родителей не было возможности каждое утро подключать их. У других были «технические сложности». Прибавьте к этому детей, которые в принципе не могут самостоятельно учиться, сидя перед монитором, и перебирают окошки браузера, изображая бурную деятельность на уроке. В голове у них после такого урока ничего не остаётся — и родителям нужно проходить с ними материал заново.

За три месяца дистанта дети потеряли многое из того, что было заложено в течение шести месяцев первого класса, и не успели закрепить полученные навыки. И во второй класс пришли не готовые учиться первоклашки.

 «Компенсировать это не получится»

Второй класс — это прежде всего отработка навыков самостоятельной работы. Дети учатся работать с учебником: читать задание, вычленять главное, обрабатывать информацию. Но в момент, когда этот навык должен был отрабатываться и закрепляться, снова была череда карантинов и вынужденные профилактические удлинённые новогодние каникулы.

Дети за это время привыкли, что учитель им не только трижды проговаривает всё и вся, но и присылает вдогонку презентацию, в которой по пунктам расписан порядок действий. И эта привычка оказалась настолько сильной, что даже в конце третьего класса ученики в большинстве своем не в состоянии удержать в голове суть задания и выполнить его по пунктам.

У них развилось фрагментарное восприятие информации

Как это выглядит? Расскажу на примере русского. Они могут выполнить задание, которое размещено до текста, а вот то, что дано после текста, они уже не видят. И в результате, когда мы записываем домашние задания, я диктую всё по пунктам, а они параллельно ставят галочки или плюсики напротив каждого задания. А если речь идет о контрольной или тесте, то я зачитываю задание не так, как оно дано, а проговариваю как алгоритм для гиподинамичных детей. Выписать глаголы — раз, выделить корень — два, поставить ударение — три, подобрать проверочное слово — четыре…

Мы вынужденно пропустили время, когда необходимо приучать детей воспринимать задания на слух, анализировать. Времени на повторную отработку этого попросту не было. И потому приходится работать с нормотипичными детьми, как если бы это были детишки с ограниченными возможностями. И только в этом случае можно рассчитывать на более или менее хороший результат.

Но самое печальное, что компенсировать это не получится: для каждого навыка есть свой сенситивный период развития, и можно только постоянно подстилать соломку. Весь вопрос в том, будут ли это делать учителя в средней и старшей школе.

 «Нет навыка устного обсуждения»

Чтения в том виде, в котором оно должно быть, ни в первом, ни в начале второго класса не было. Что такое работа с текстом? Это не просто чтение, это ещё и обсуждение прочитанного, анализ текста. Но что делать, когда каждый урок превращается в спиритический сеанс «ты с нами?», прерывается родителями, «входящими в класс», и детьми, которые не способны высидеть перед экраном монитора даже 20 минут, предписанные Роспотребнадзором?

Мы в лучшем случае успевали познакомиться с автором произведения и началом текста. Дочитка оставалась «на дом», что опять приводило к фрагментарности восприятия. А вместо обсуждения приходилось давать тесты, потому что обсуждать текст с 30 детьми через экран монитора физически невозможно.

Дети не получали от чтения удовольствия, у них не вырабатывался навык устного обсуждения.

 «Дети боятся больших чисел»

Математика пострадала ещё сильнее. И дело даже не в том пресловутом оформлении тетрадей, без которого здесь и правда не обойтись: в старших классах будут строго спрашивать за точку в конце ответа и за «четыре клеточки слева». Первый класс — это формирование базы, дети должны освоить натуральный счет, у них должно сформироваться ощущение числа.

В первом классе считают на слонах, на планетах, на микробах — на чём угодно. Ученики должны понять, что количество определяет некую сущность вот такого размера, и не важно, о каких вещах речь. И это ощущение у них не сформировалось, они не прочувствовали, как натуральные числа связаны с количеством предметов. Бесполезно просить выкладывать перед собой счётные палочки, когда ты не видишь, что получилось у ребёнка, и не можешь его поправить. И сейчас, когда пришла тема многозначных чисел, дети их попросту боятся. А что будет, когда в следующем году числа станут ещё больше?

В конце учебного года мы с детьми складывали кошечку из танграма — и они не видят, где у неё должны быть ушки. Абстрактное и пространственное мышление, которое закладывается в первом классе, невозможно передать через плоский экран монитора. Нет объёма — нет видения. А в результате, когда начнётся стереометрия, у ребят будут проблемы с пониманием объёма.

 «Нужно трогать и видеть, а не только слышать»

Может показаться, что окружающий мир и, соответственно, познания детей о природе в условиях дистанционки должны были пострадать меньше всего. Возможно, для учащихся средних классов так и есть — не берусь судить. Но с младшеклассниками формат лекций не работает.

Да, рассказать историю транспорта можно и через лекцию с яркой презентацией — главное, чтобы картинки были хорошие. А как объяснить понятие скорости звука и скорости света? Или уложить в головы детей, какие бывают состояния воды? Это же надо показывать, иначе получаешь ответы а-ля «тёплая, холодная и из кулера». Всё нужно трогать, видеть, задействовать все органы чувств, а не только аудиальный канал.

Как объяснить движение Луны вокруг Земли, и Земли вокруг Солнца? Понятно, что есть космическая карусель, но пока не поставишь одного ребёнка в роли Земли, а второго в роли Луны и не начнёшь их двигать, у детей не сформируется представление о том, как всё устроено.

Да, дистант научил родителей и даже некоторых детей делать презентации — и это, безусловно, прекрасно. Мы делаем доклады, выступаем — но это сейчас, в третьем классе. А пока они были совсем маленькие, им нужно было совсем другое. И всё это приходится навёрстывать каждый урок, вкрапляя в тот материал, что мы проходим, темы из прошлых классов.

 «С последствиями придётся разбираться и в старшей школе»

Первые два года в школе — то время, когда закладываются школьные традиции, делается «культурная прививка». У нас же не было ничего, кроме линейки на 1 сентября и Дня Испании (школьный праздник, во время которого класс представляет ту или иную испаноговорящую страну и готовит выступление и угощения. — Прим. ред.). Когда дети не имеют возможности участвовать в общешкольных мероприятиях, они не чувствуют себя причастными к чему-то большому. Каждый класс существует в своём вакуумном закрытом мирке, и это неправильно.

Но ещё хуже, что мы лишились всех экскурсий и походов в музеи, театры, на выставки. Многие говорят, что есть виртуальные экскурсии. Но позвольте. Какая виртуальная экскурсия! Этим почемучкам всё нужно потрогать, рассмотреть со всех сторон. Виртуальная экскурсия, какого бы замечательного качества она ни была, не даёт такой возможности.

Каковы последствия дистанционного обучения для младших школьников? Конечно, были и те, кто нашёл для себя более удобный формат обучения, те, кто перестал переживать из-за конфликтов с одноклассниками на переменах и пытался спокойно погрузиться в учебный процесс.

Но в остальном… Когда говоришь: «Вспоминайте, в прошлом году мы это обсуждали» — дети просто не могут вспомнить то, что было в виде картинки на экране. С ней не связано никаких ярких ассоциаций, которые всегда рождаются на живом уроке.

Технология, музыка, рисование — всё потеряно. А физкультура? Третьеклассники всё ещё осваивают правила построения, учатся бежать в одном темпе, ждать своей очереди, не толкаться. И как бы учителя начальной школы ни пытались всё это компенсировать, какие-то вещи привить с опозданием попросту нельзя. Да, конечно, у нас впереди ещё четвертый класс, и мы по максимуму будем использовать его для восстановления пробелов. Но очень высок риск, что с последствиями придётся разбираться и в старшей школе.

А учитывая, что мы теперь не знаем, к каким выпускным экзаменам готовить школьников (речь о возможной отмене ЕГЭ. — Прим. ред.), нам приходится на ходу менять методы обучения.

Источник: https://mel.fm/ucheba/uchitelya/5748630-kompensirovat-eto-ne-poluchitsya-chego-do-sikh-por-ne-umeyut-tretyeklassniki-kotoryye-nachali-uchits?utm_source=whatsApp&utm_medium=share

 

Показать похожие записи
Еще от Редакция cайта
Еще в Новости

Смотрите также

XI Всероссийская научно-практическая конференция «Евразийство: теоретический потенциал и практические приложения».

23-24 июня в Барнауле на базе Алтайского государственного университета состоялась XI Всеро…