Главная Новости Аблеев С.Р. Европа и Евразия: проблема цивилизационного разлома

Аблеев С.Р. Европа и Евразия: проблема цивилизационного разлома

1
350

 Еще одна статья С.Р. Аблеева, посвященная интересной геополитической проблеме, связанной с «зоной цивилизационного разлома»  между Восточной Европой и западными российскими землями. Сюда входят и славянские страны, которые, по мнению автора, постоянно колеблются между Россией и Западом. Эта достаточно острая тема, как известно, неоднократно обсуждалась в российской философской и, в целом, гуманитарной мысли, поэтому, думаем, взгляд автора многим будет интересен.

 

 

С.Р. Аблеев, доктор философских наук, доцент

Вполне очевидно, что между Евразией и Европой невозможно поставить знак тождества ни в культурном, ни в этническом, ни в политическом смысле. И Европа как колыбель всей западной цивилизации при всём величии её общепризнанных достижений ни в прошлом, ни в настоящем вовсе не отражает дух всего Евразийского культурного пространства.

На современном историческом этапе Евразийское пространство для своего гармоничного политического и эффективного экономического развития должно на практике осуществить идею кумулятивной синергии культурного опыта многочисленных народов от Ледовитого до Индийского океанов. В современном мире уже невозможно построить нечто масштабное, влиятельное и конкурентоспособное на основе национальной культуры одного или нескольких этносов. Тут требуется более широкий синтез, как в мировоззренческом, так и в социально-культурном и экономическом аспектах. Ведь глобализация, интеграция, мировая конкуренция и транснациональная миграция в XXI столетии предстают вполне объективными и существенными по своей значимости процессами.

Поэтому Евразийское пространство для своего успешного развития будет вынуждено объединять или, по крайней мере, устанавливать взаимодействие совершенно различных традиционных культурно-исторических моделей организации общественной жизни – конфуцианской, индуистской, христианской, исламской и либерально-правовой. Для этого, по всей видимости, потребуются совершенно новые философские парадигмы или идеологические концепции, способные дать идейную основу для гармоничного сосуществования и интеграции не только различных духовных традиций прошлого, но и альтернативных социально-политических систем современного мира[1].

В этом контексте необходимо обратить внимание на одну нетривиальную малоосмысленную проблему: уже многие сотни лет можно наблюдать устойчивое, сложное, противоречивое геополитическое явление между Восточной Европой и западными российскими землями. Сменялись государства, возникали и разрушались империи, разгорались и затухали войны, но постоянно в этой особой зоне сохранялась некая странная нестабильность, потенциальная взрывоопасность или тлеющий очаг последующих политических или межнациональных напряжений.

Одним словом, проблема состоит в том, что эта зона представляет собой своеобразный метаисторический барьер или цивилизационный разлом[2]. Этими понятиями мы обозначаем устойчивую в течение многих столетий незримую виртуальную границу, некий скрытый экзистенциальный рубеж не просто между различными государствами, которые по своей сути являются исторически недолговечными и изменчивыми образованиями, но между относительно незыблемыми цивилизационными пространствами (моделями) большого геополитического масштаба.

Как выясняется, эти пространства основаны на различных ценностях, по-разному исторически развиваются и проявляют вовсе не одинаковые мировоззренческие интенции духа. Иными словами, их невозможно привести к общему культурно-историческому знаменателю, так как они постоянно обнаруживают значительную часть совершенно нетождественных экзистенциальных переменных (этнических, религиозных, аксиологических, экономических, политических и так далее)[3].

Так, например, для иллюстрации можно обратить внимание на религиозный аспект рассматриваемой проблемы. В теории принято полагать, что принадлежность народов к единой религии устраняет значительную часть противоречий между ними. Ведь религиозные войны, как правило, предполагают веру в разных богов и совершенно различные религиозные традиции, культурные ценности и жизненные уклады, которые, собственно говоря, и приводят к столкновениям. Однако в реальной исторической жизни, оказывается, всё было вовсе не так однозначно. Вера в одного бога и общие христианские ценности не помешали христианам из Польши, Франции, Германии или Британии в разные века проводить агрессивную политику и нападать на таких же христиан из России. Значит, дело вовсе не в формальной принадлежности к той или иной религии. Сущность проблемы находится намного глубже.

В данном случае Русь в сознании европейской политической аристократии и культурной элиты олицетворяла чуждые бескрайние пространства загадочной Евразии или (как говорили в прошлые столетия в Европе) «ужасной Тартарии», населённой «непонятными», «полудикими», «воинственными», «нецивилизованными» народами. Относительно не цивилизованности, разумеется, можно основательно поспорить. Например, китайская и арабская культуры в некоторые исторические эпохи существенно превосходили по своим философским, научным, техническим, эстетическим и иным достижениям отсталую клерикальную культуру стран средневековой Европы. Но дело тут вовсе не в известных объективных фактах, которые очевидны всякому специалисту, а в субъективном восприятии народов большой Евразии европейцами[4].

К России на самом деле на Западе всегда относились достаточно враждебно или, в лучшем случае, прохладно, отчуждённо и настороженно. Её постоянно пытались покорить военной силой или дипломатической хитростью. Германцы, как известно, не раз делали ставку на силу оружия. Британцы прославились своей в высшей степени виртуозной, коварной, иезуитской дипломатией, которая доставляла российской короне не меньше проблем, чем немецкие штыки и пушки. Если всё это не получалось – пробовали навязывать невыгодные торговые соглашения.

Причем никогда Россия не рассматривалась европейскими элитами в качестве равного партнёра, даже тогда, когда обладала реальной военной силой и политическим влиянием. Например, после неожиданного поражения наполеоновской Франции. «Русскому Медведю» в таких случаях всегда отводилась роль не более чем пугала или грозного орудия в интригах европейских центров власти. И это важное геополитическое обстоятельство мало понимали почти все русские правители от Петра и Николая I до Михаила Горбачева и Бориса Ельцина. Именно здесь кроется одна из существенных причин их известных стратегических просчётов, за которые расплачивались потом рублём и кровью народы государства российского.

Можно не сомневаться в том, что все государства в зоне цивилизационного разлома постоянно будут неустойчивыми, шатающимися и ненадёжными как партнёры и союзники. Символические образы их политики – это качающийся маятник и вращающийся флюгер. Поэтому весьма наивно рассчитывать на какие-либо длительные и стабильные партнёрские отношения с ними в ближайшем будущем. Достаточно оглянуться назад в историческое прошлое сосуществования России и Европы, чтобы понять, что такие страны всегда были изменчивы и ненадёжны, вопреки немалой поддержке и преференциям со стороны России.

Ярким, достаточно показательным примером подобных отношений является братская Болгария, за которую русский солдат не раз проливал свою кровь, освобождая её то от турецкого господства, то от гитлеровского нацизма. Однако даже явная экономическая выгода от магистральной газовой трубы («Южный поток») из России в Европу не удержала болгарскую политическую элиту в начале XXI века от предательства России и своих национальных интересов под давлением западного «Большого брата».

По подобным сценариям развивались отношения и с другими нестабильными государствами или квази-государствами зоны европейского цивилизационного разлома. Зажатое в XVII веке в геополитическое кольцо между саблями польской шляхты и пиками крымских татар вольное («украинское») казачество на юго-западных окраинах русских земель, оказалось вынуждено обратиться за покровительством и защитой к московским царям. Но когда власть Московских царей или Петербургских императоров ослабевала (в начале XX или в конце XX века), вольная украинская элита вдруг вспоминала о своей потерянной «самостийности» и начинала проклинать коварных «москалей».

А разве не по аналогичному историческому сценарию развивались отношения с нашей дружеской Грузией? Нещадно притесняемые Османской и Персидской империями грузинские цари почти триста лет просили русских князей о защите и покровительстве. Но уже вскоре после подписания Георгиевского договора-трактата (1783 год) о переходе Грузии под протекторат Российской Империи, грузинская элита неожиданно предала своих покровителей и вступила в союз с её врагом Турцией.

Однако этот политический демарш закончился для Грузии фатальными событиями: в 1795 году она была жестоко разбита и покорена персидской армией. Поэтому грузинский царь Георгий XII перед своей смертью был вынужден снова просить Императора Павла о принятии грузинских народов в российское подданство, что и было закреплено Манифестами Павла I в 1801 году и Александра I в 1802 году. Но все эти довольно драматические события и трудный совместный путь российского и грузинского народов вовсе не помешали грузинской националистической элите снова занять совершенно не партнёрскую, русофобскую и даже откровенно враждебную позицию по отношению к России в конце XX ― начале XXI веков.

Подобные исторические экскурсы можно широко развернуть и продолжить далее, но, по всей видимости, тем, кто знает историю вполне очевидно, что государства и квази-государства зоны цивилизационного разлома постоянно метались между Западом и Евразийском Востоком. Когда им было выгодно – они просились под защиту и покровительство России. Как только в России начинались трудные времена – они предавали её и наперегонки устремлялись на Запад или в некоторых случаях к её восточным геополитическим противникам.

И дело тут вовсе не в отдельных правителях или неформальных политических лидерах, которые как бы совершали случайные фатальные ошибки. Все эти лидеры в большей или меньшей степени выражали волю влиятельных национальных элит или даже целых народов. Сейчас, спустя столетия, мы пишем об этом вовсе не с укором и вовсе не для политической элиты этих стран. Эти размышления и слова обращены к новым политическим лидерам России и нарождающегося Евразийского Союза, которые в ближайшем будущем будут определять стратегию развития Большого Евразийского пространства. Именно они должны вполне адекватно, исторически и психологически объективно, без розовых иллюзий представлять себе образ мыслей и противоречивый дух народов, как на своих собственных землях, так и на сопредельных и дальних территориях.

Цивилизационный разлом между Европой и Большим Евразийским пространством уже несколько столетий проходит по территориям Восточной Европы, Северо-Западным и Юго-Западным окраинам России. В эту зону постоянной нестабильности, так или иначе, попадают Финляндия, Литва, Латвия, Эстония, Белоруссия, Польша, Украина, Молдавия, Болгария, Румыния, Венгрия, Грузия, Абхазия, Армения в их современных границах. Какой же должна быть стратегическая геополитическая линия взаимодействия России и Евразийского Союза с этими государствами?

Вне всяких сомнений, с ними необходимо выстраивать добрые партнёрские отношения, основанные на взаимных экономических интересах и созвучных культурных ценностях. Но было бы фатальной ошибкой втягивать большинство из отмеченных стран в тесные Евразийские альянсы – политические, идеологические, экономические и другие. На данном историческом этапе они должны оставаться в свободном геополитическом состоянии. Это то, чего пока ещё страстно желают их лидеры, политический бомонд и культурные элиты, а также значительная часть их народов. Это инфантильное желание экзистенциальной самостоятельности надо уважать и с ним надо соглашаться, хотя оно и противоречит общему магистральному вектору развития человечества, предполагающему нарастающую глобальную интеграцию стран и народов.

Наилучшей формулой политического и экономического взаимодействия в таком случае становится уже отмеченная нами ранее формула гео-политического Моста. Через такие мосты между сопредельными странами и народами должно осуществляться взаимодействие и сотрудничество двух различных локальных исторических цивилизаций: старой Европейской, которая вступает в эпоху своей тотальной трансформации, и новой Евразийской, которая ещё только формируется как единое культурное, экономическое и политическое пространство.

Не секрет, что в российской политической философии и геополитике существуют различные, порой альтернативные точки зрения относительно решения вопросов взаимодействия с такими неоднозначными странами и регионами. Однако всякое дипломатическое или иное давление на страны зоны цивилизационного разлома, или даже согласие с их инициативами на вступление в некие альянсы с Россией или Евразийским Союзом на текущем историческом этапе следует расценивать как недальновидные стратегические ошибки. Возможно, когда-то в будущем ситуация совершенно изменится. Но пока цивилизационный разлом только ширится и углубляется. А значит, политические структуры этой зоны и далее будут воспроизводить мировоззренческие архетипы поведения своих элит, характерные для прошлых столетий, а также для начала и конца ХХ века.

 

[1] Аблеев С.Р., Золкин А.Л., Марченя П.П. Геополитические угрозы и суверенная Россия: столкновение цивилизаций нарастает? // Журнал Белорусского государственного университета. Философия. Психология. 2019. №1. С.4-9.

[2] Аблеев С.Р. Евразийское пространство и геополитический полицентризм // Философские исследования и современность: Сборник научных трудов. Выпуск 8. – М.: ИПЛ, 2019. С. 9 – 14.

[3] Аблеев С.Р., Золкин А.Л., Кузьминская С.И., Марченя П.П. Цивилизационный суверенитет России: проблемы и дискуссии: монография. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: МосУ МВД России имени В.Я. Кикотя, 2018.

[4] Цивилизационный суверенитет России: глобальные угрозы и стратегические перспективы. М., 2017. URL: http://users4496447.socionet.ru/files/CV.pdf (дата обращения: 07.01.2020).

 

Показать похожие записи
Еще от Редакция cайта
Еще в Новости

Смотрите также

Вышел новый выпуск журнала «Искусство Евразии»

В конце июня 2020 года вышел новый выпуск сетевого журнала «Искусство Евразии» (№2 (17) В …