Главная Новости Буддизм – наука: дискуссии о природе сознания

Буддизм – наука: дискуссии о природе сознания

0
444
Встреча российских ученых и Далай Ламы

На многих интернет-ресурсах размещено интервью, которое дал газете «Взгляд» 88-летний профессор Давид Дубровский из Института философии РАН – известнейший сегодня специалист в области аналитической философии сознания.

Беседа касалась прошедшей в августе 2017 г. встречи ведущих российских ученых в области нейронаук и исследования сознания с Далай-ламой и буддийскими монахами-учеными в индийском Дели, где проходила конференция «Природа сознания». На наш взгляд, эта беседа весьма показательна, поэтому дадим несколько своих комментариев.

Главным вопросом в интервью был следующий: кроме чисто нравственных аспектов, чем буддизм может быть интересен современной науке?

По мнению Д. Дубровского — это буддийские практики работы с сознанием. Здесь он выделяет, во-первых, теоретический, во-вторых, чисто практический момент: расширение возможностей управления собственным сознанием. «Медитация – это управление своими процессами. Скажем, у вас есть какая-то мысль. Она имеет свой носитель — мозговой процесс. Вместе они создают некую мозговую нейродинамическую систему. Поэтому, если вы можете по своей воле оперировать мыслью, это означает, что вы также можете оперировать известным классом своих мозговых процессов. И вы этим занимаетесь постоянно, но часто – не лучшим способом. Монахи-буддисты через медитативные практики учатся оперировать этим более эффективно, чем мы. Хотя у нас это тоже случается, когда в экстремальной ситуации мы совершаем особое напряжение и решаем невероятную проблему. Мы управляем своими мозговыми процессами, а эти процессы управляют телесными процессами. И человек, например, выздоравливает от своей болезни силой духа».

Кроме этого, Дубровский справедливо подчеркивает, что такое управление сознанием — это и «…путь утверждения в нем высших человеческих ценностей. Чтобы преодолеть глобальный кризис земной цивилизации, ведущий к деградации и гибели, надо преодолеть такие негативные свойства массового сознания, как неуемное потребительство, агрессивность, крайний эгоизм». На вопрос корреспондента: «А как же «здоровый эгоизм»? — ученый отвечает: «Каждый человек сам по себе мало интересен даже себе самому, хотя он и играет всякие роли. Если он только для себя и сам по себе – он ничтожен»; более того: он соглашается с предположением, что у высших ценностей, альтруизма, и патриотизма есть реальные психофизиологические механизмы работы.

Но, на наш взгляд, дальше возникают вопросы.

Да, человеческая мысль — дисциплинированная, концентрированная и, главное, позитивная — действительно обладает мощным потенциалом, влияя на все процессы в организме. Эмпирических подтверждений действительно масса, и сам Дубровский их приводит: это и эффект плацебо, и абсолютная устойчивость организма некоторых христианских мучеников к пыткам, и, добавим, хождение по раскаленным углям или по осколкам без повреждений, и многое другое, — не говоря уж о поразительных результатах всевозможных восточных учений о природе созания и основанных на них психотехниках.

Но объяснение, которое дает ученый, весьма спорно. По его мнению, напомним, «мысль имеет свой носитель — мозговой процесс», и она формирует в мозгу программу предстоящего действия, при этом «..мгновенно открывается поток нервных импульсов… Это открывает очень сложные соматические пути, которые начинают работать и настраивать организм».

Но не слишком ли просто? Ведь сразу же хочется напомнить, что современная нейронаука и философия сознания как раз и зашли в тупик, пытаясь выяснить, как мысль – ментальный (идеальный!) феномен – может напрямую влиять на физико-химические процессы мозга? По сути, все ведущие авторы ставят этот кардинальный вопрос во главу угла (Деннет, Чалмерс, Серл и др.).

Да, мысль связана с мозговыми процессами. Но связь не означает тождество. Сама она – идеальный, повторим, феномен, и это общепризнано. Ну, и как же идеальное может напрямую воздействовать на материальное, т.е. мозг?

Из этого тупика есть только два выхода. Первый – по сути, псевдовыход. А именно: вообще отрицать ментальное! Считать его за фикцию, иллюзию, особенно «чувство я», субъективность наших переживаний. Хорошо по этому поводу пишет Дж. Серл: позитивистское требование «научной объективности» ведет к изучению сознания «от третьего лица», — то есть фактически к его устранению и изучению лишь поведения. При этом, подчеркивает он, «… вы перестаете видеть существенную черту ментального, а именно, что его онтология, в сущности, есть онтология от первого лица». И фиксирует парадоксальный факт: «Ранние материалисты доказывали, что не существует таких вещей, как обособленные ментальные феномены, ибо ментальные феномены тождественны состояниям мозга. Материалисты последнего времени доказывают, что не существует таких вещей, как обособленные ментальные феномены, ибо они не тождественны состояниям мозга!» В общем, по русской поговорке, куда ни кинь – все клин.

Но есть и второй выход. А именно: вслед за огромной платонической традицией признать реальность (субстанциальность) идеального. Не будем останавливаться на этой огромной теме, скажем лишь, что идея нового возврата к платонизму сегодня пробивает себе дорогу, несмотря на все шоры традиционного материализма.

Но более того – накапливаются данные, что эта идеальная реальность отнюдь не отделена пропастью от физической; что это некая «тонкоматериальная» реальность – иначе говоря, просто другой уровень единой реальности. Кстати, в буддизме эти представления давно были зафиксированы, а в 19-20 вв. они были развиты в теософии Е.П. Блаватской и в учении «Живой Этики».

И при таком подходе все встает на свои места: мысль — не как абстрактно-идеальное, а именно как вполне субстанциальная реальность — естественным образом взаимодействует с другим уровней реальности, физическим; то есть напрямую оказывает влияние на нейропроцессы и вслед за ними – на весь организм. Но более того: при таком подходе – и на все окружающее.

Этот выход из тупика просто напрашивается, и недалеко время, когда новое поколение нейрофизиологов, философов-гносеологов и всех исследователей сознания будет с удивлением спрашивать: почему столь естественное решение проблемы так долго тормозилось?

Тем более, что это решение – «хорошо забытое старое», давно найденное во всех древних философских и философско-религиозных системах.

И.В. Фотиева, доктор философ. наук, профессор

P.S. Тем, кому интересна тема, связанная с проблемами понимания сущности человеческого сознания, рекомендуем ознакомиться с монографией доктора философских наук, профессора Иванова А.В. «Мир сознания».   В работе предпринята попытка построения философско-теоретической развернутой модели сознания, синтезирующей результаты и методы его изучения, полученные в различных областях современного научного знания, философских традициях, религиозных и мистических сферах духовного творчества.

От редакции: полный текст интервью размещен на сайте: https://vz.ru/society/2017/9/23/888186.html

Показать похожие записи
Еще от Редакция cайта
Еще в Новости

Смотрите также

Предлагаем вашему вниманию интервью о последствиях реформы образования

Представляем читателям интересную видеозапись интервью с к. филос.н., алтайским педагогом …