Главная Без рубрики «Опыты над человеком»?

«Опыты над человеком»?

0
54

Известный писатель и публицист К.С. Льюис писал: если кто-то скажет об опытах над детьми – все возмутятся, а вот сказать «экспериментальная школа» ― нормально. А ведь по сути ― то же самое. Это меткое высказывание применимо и к современной индустрии, связанной с генной инженерией и всевозможными смежными областями, такими, как  суррогатное материнство и экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). По сути, это именно опыты над человеком, причем сопровождающиеся навязчивой рекламой. В этой статье мы объединили два материала, касающиеся данных проблем – которые, подчеркнем, затрагивают далеко не только семейную сферу, а и самые основы существования нашего общества.

 В интернете (Москва. 26 февраля. https://www.interfax.ru/russia/696723) распространилась новость о том, что  почетный председатель исполкома Союза педиатров России, член президиума РАН Александр Баранов на III Гиппократовском форуме от имени организации осудил практику суррогатного материнства и высказал сомнения относительно процедуры ЭКО-оплодотворения.

Каковы аргументы? Они двоякого характера. С медицинской стороны участники форума отметили опасность экстракорпорального оплодотворения для здоровья женщины и ребенка: высокий процент детей с нарушениями развития и  риск онкологических заболеваний для женщин, решившихся на эту процедуру. С этической стороны – это целый ряд проблем, особенно статуса «лишних» эмбрионов.  Поэтому участники Гиппократовского форума высказались за принятие единого закона об охране здоровья детей, где среди прочего было бы прописано право ребенка на жизнь, начиная с внутриутробного периода развития.

Параллельно этому, директор Медико-генетического научного центра Сергей Куцев заявил со ссылкой на мнение врачей-генетиков, занимающихся проблемами наследственной патологии, что так называемая технология редактирования генома не отработана, неэффективна и может привести к нежелательным последствиям, так как существует возможность появления дополнительных нежелательных и наследуемых изменений в генетическом аппарате. Поэтому, сказал Куцев, сообщество врачей-генетиков выступает против этих экспериментов.

***

Сомнения в сфере «опытов над человеком» появились у многих сразу же, как  данное направление стало рекламироваться. Если говорить о генной инженерии как таковой, то современному человеку ― даже не биологу или медику, просто достаточно грамотному, образованному  человеку ―  легко представить всю невообразимую сложность генома.  Главное же то, что геном, как и все живое (и даже неживое) ― это не набор отдельных генов, как детские кубики, которые можно переставлять, как угодно,  а система, где все теснейшим образом взаимосвязано. И крайне наивно думать, что генетики в состоянии сегодня учесть хотя бы сотую долю этих взаимосвязей и прогнозировать, как будет вести себя система после насильственного изменения, особенно в долгосрочном прогнозе.  Более того, наивно думать, что они вообще смогут в этом разобраться даже в отдаленном будущем. Здесь та же ситуация, что и с исследованиями мозга и сознания: не случайно современные крупные ученые резюмируют: чем больше частных знаний в этой сфере накапливается, тем больше новых и сложных вопросов возникает.

Что же касается конкретного направления, связанного с ЭКО и суррогатным материнством, то и здесь с ходу напрашиваются прежде всего этические вопросы. О них  уже многократно писали: это и привыкание суррогатной матери к ребенку, и возможность обратной, еще более нежелательной реакции: полной утраты материнского инстинкта у постоянных суррогатных матерей; это и опасная сфера торговли детьми, и, наконец, уже упомянутый статус лишних эмбрионов (об этом чуть ниже).

Для большей аргументированности и иллюстрации сказанного далее приводим выдержки из интервью по поводу ЭКО с врачом-гинекологом, кандидатом медицинских наук Татьяной Строковой (корр. Е. Симанкова, «ЭКО: не всем хватит жизни, чтобы расплатиться», https://www.miloserdie.ru/article/eko-ne-vsem-hvatit-zhizni-chtoby-rasplatitsya/).

***

Клиники, практикующие ЭКО в «борьбе с бесплодием», готовы говорить о нем только хорошее, форумы женщин, соприкоснувшихся с проблемой, не так однозначны.

— В чем основные риски метода ЭКО для женского здоровья?

Метод ЭКО предполагает мощную гормонотерапию с целью появления как можно большего количества яйцеклеток. Это чревато гиперстимуляцией яичников. Частый результат гиперстимуляции – кисты яичников, миомы.

— Что происходит с репродуктивной системой, когда ее активно начинают «кормить» гормонами?

— Самое страшное, что может произойти – это ранний климакс, и женщина уже не сможет быть матерью, если у нее еще нет детей и с ЭКО тоже не получается. Это становится настоящим ударом. Нередки случаи, когда после нескольких попыток ЭКО оказывается, что женщина попросту исчерпала весь запас фолликулов, ее яичники истощены. И это не в 40 или 50 лет, когда менопауза наступает естественным образом – а в 30 с небольшим, когда, казалось бы, еще все впереди.

— Есть ли после ЭКО другие области риска в организме женщины?

— Прежде всего – щитовидная железа. При бесплодии – ведь без этого диагноза к ЭКО и не прибегают, она и так, как правило, бывает в группе риска. Работа щитовидной железы тесно связана с работой репродуктивной системы, и если есть нарушения, то они часто бывают и там, и там. В случае получения ударной дозы гормонов в протоколе ЭКО сбои в работе щитовидной железы неизбежны. Могут появится узлы,  развиться тяжелая форма диффузного зоба. Другая зона риска – печень. Когда в организм поступают все новые и новые дозы лекарств, она неизбежно страдает.

Гиперстимуляция заставляет работать на  повышенных оборотах весь организм. А что бывает с нами, когда мы очень сильно напрягаемся ради какого-то очень важного рывка? Правильно, рано или поздно наступает истощение и усталость. Так и со здоровьем.

Порой вылезают невероятные вещи. Например, одна из моих пациенток после шести попыток ЭКО  стала слепнуть. Диагностировали дисгормональную ретинопатию и она была вынуждена прекратить эксперименты со здоровьем. На то, чтобы восстановить зрение, ушло два года, а женское здоровье мы приводили в порядок пять лет.

Куда деваются «запасные» эмбрионы

―При проведении ЭКО яйцеклетки забирают «с запасом», чтобы получить «запасные» эмбрионы. Позже подсаженных запасных редуцируют (уничтожают), неподсаженных — замораживают. Таким образом, ЭКО – это эксперимент на людях. Цена эксперимента — человеческая жизнь. Вот почему Церковь не признает метод ЭКО допустимым: согласно соборному мнению Церкви по этому вопросу, высказанному в Социальной концепции, все оплодотворенные эмбрионы должны быть рождены, поскольку все они – уже люди с душой.

Оплодотворенные, но не подскаженные эмбрионы отправляют на криохранение. Их могут использовать в случае, если беременность сорвется на раннем сроке. Или подсадить позже, если этого захотят родители, планирующие еще иметь детей. За хранение замороженных эмбрионов надо платить порядка 500-1000 рублей в месяц.

Когда финансовые поступления от родителей прекращаются, клиника оказывается в двусмысленном положении:  уничтожить нерожденных детей врачи не имеют права, а родители часто «забывают» своих «снежинок» (термин принят на Западе) или «криошек», как ласково называют их в России, без присмотра. Согласно неофициальной статистике, только 50% пар возвращаются за своими будущими детьми.

Что происходит за закрытыми дверями барокамер, мало кому известно. Теоретически существует возможность безвозмездного донорства таких эмбрионов для пар, которые не имеют возможности для зачатия, но на практике и с точки зрения законодательства этот вопрос не урегулирован. Клиника не может реализовывать такое донорство без согласия родителей, кроме того, нужно сделать массу генетических анализов, чтобы чужой ребенок прижился в теле приемной мамы. Другой вариант, предлагаемый клиниками – передать эмбрионы «для научных опытов».

Большинство женщин, особенно тех, кто все же стал матерями, уже не могут решиться на уничтожение, но, размышляя о повторной попытке, сомневаются, что замороженные эмбрионы будут «свежее», чем полученные от новой стимуляции и более позднего оплодотворения.

«Ребенку почти 3 года. 2 раза заходила в клинику, чтоб утилизировать, но даже произнести эти слова не смогла. Не могу и все. Оплачиваю за хранение 6 000 в год и не жалею.

Но еще более этически неприемлемо то, что делают с «посаженными» эмбрионами. То есть в будущую мать вводят не один, а два или три эмбриона для гарантии. Но потом даже прижившихся и здоровых «редуцируют», чтобы маме было легче носить не двойню или тройню, а только одного малыша.  Редукция – по сути, убийство эмбрионов – происходит с помощью тонкой иглы, которую вводят будущему ребенку в сердце, и оно перестает биться.

Права эмбрионов разных стран

В разных странах закон по-разному регламентирует защиту прав еще нерожденного ребенка. В США говорить о праве эмбриона на жизнь можно лишь после того, как он закрепился в матке и проявляет признаки жизнеспособности. Поэтому в местной судебной практике существуют случаи, когда один из родителей настаивал после развода на уничтожении уже сформированных и находящихся на криохранении эмбрионов, чтобы избежать их последующего рождения и как следствие – необходимости выплачивать алименты. В Германии действует принцип: жизнь человека начинается с момента оплодотворения. Поэтому закон защищает права еще не рожденных детей с момента их зачатия. Здесь категорически запрещено проводить предимплантанционную подготовку («селекцию») ЭКО-эмбрионов, редукцию без согласия родителей и опыты на эмбрионах. Запрещено и суррогатное материнство. В Италии запрещена донация эмбрионов на научные исследования, даже если родители сами проявляют такую инициативу, не приветствуется длительная криоконсервация. В связи с реформой Кодекса законов о здравоохранении во Франции в январе 2000 г. было провозглашено, что жизнь человеческого существа должна охраняться с момента первых признаков ее проявления – то есть первичного деления клеток после оплодотворения. Великобритания постепенно движется к тому, чтобы дать эмбрионам все больше прав и гарантировать еще не рожденным детям само право на жизнь. В Ирландии законодательство в этом отношении строже, оно говорит о том что «любая оплодотворенная яйцеклетка должна быть использована для нормальной имплантации и не должна быть намеренно уничтожена». В Австралии действует принцип, согласно которому эмбрион обладает правом подать иск о возмещении вреда, причиненного ему по неосторожности в период его внутриутробного развития. И, наконец, Россия. В России не урегулированы не только права эмбрионов, но и права детей, рожденных раньше срока. Дети, появляющиеся на свет раньше 22 недель беременности с весом менее 500 грамм, официально в документах называются «поздними выкидышами». На них невозможно получить документы, пока не будет установлена их жизнеспособность, их невозможно похоронить в случае гибели – тела утилизируют как биоотходы. Недавно была произведена попытка внести коррективы в часть 2 статьи 17 главы 2 Конституции в формулировке: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому с момента первого сердцебиения» (в настоящее время «от рождения»). Поправка одобрена не была.

 

***

Конечно, возникает вопрос: что же делать женщинам, которые не могут родить? Здесь два варианта: или прибегнуть к этически гораздо более допустимому методу естественного ЭКО (если женщина готова на медицинские риски) или взять на воспитание ребенка. Последний совет часто вызывает возражения: женщина даже с какой-то гордостью заявляет, что не может полюбить «не своего». Но, возможно, стоит хотя бы попытаться встать несколько выше биологического материнского инстинкта, который якобы позволяет любить только рожденного именно тобой. Кстати, если уж говорить о биологии, то как раз животные тут могут дать сто очков вперед многим человеческим матерям, так как легко отдают свою привязанность и заботу любому детенышу. Могу добавить, что лично (и не один раз) была свидетельницей того, как бездетная семья, взяв на воспитание ребенка из детдома, очень быстро к нему привязывалась, воспринимала именно как своего.

При этом очевидно, что вся реклама ЭКО. да и генной инженерии в целом, имеет под собой банальную и известную подоплеку – деньги. Ради прибыли, как известно, многие готовы отбросить любые принципы и оправдать что угодно. Но куда нас может это завести? Если эмбрион – не человек, то ведь и новорожденный, по сути, еще не человек; и  если продолжить эту логику ― то кого потом еще, ради «»торжества коммерции» общество признает «нечеловеком»? Прямая дорога к осуществлению антиутопии…

И.В. Фотиева

Показать похожие записи
Еще от Редакция cайта
Еще в Без рубрики

Смотрите также

Как выглядит страна победившей толерантности

Приводим в полном объеме очень показательную статью о том, до какой степени может дойти ис…